проект most-dnepr.info

Архив

Подписки на рассылку
E-mail
Курс НБУ

Погода в Днепропетровске:



| LoveStory | 12:07 | 04.05.2015
Неверный контур

Контуры стали размываться. Потеряли свою четкость. Привычные вещи стали превращаться во что-то другое. Больше всего Ивана Марковича волнует, что он ослепнет, и больше не будет видеть лица своих дочерей. Так уж сложилось, что он много лет в своей жизни видел их только мельком, и он боится, что в финале снова будет только догадываться, как они выглядят сейчас.

Покажите мужчину, который не хотел бы в своей жизни создать что-нибудь великое? У Ивана Марковича была своя мечта. Он хотел, чтобы в шахтах не падали лифты. Если тросы в лифтах обрываются, шахтеры летят с большой высоты с огромной скоростью и разбиваются насмерть. Это происходит чаще, чем кажется людям, далеким от темы. Иван Маркович пытался создать дополнительную защиту. Чтобы была надежда, чтобы не все было потеряно. В лабораторных условия модель работала отлично, а в реальной шахте – не помогало. Шанса разобраться почему, ему не дали. Проект закрыли, людей перевели на другую работу. Зависшая мечта, как тот самый лифт, срывала налаженную жизнь с тросов, лишала ее смысла, грозила разбить вдребезги.

«Был талант. Мог сделать что-нибудь стоящее. Сейчас думаю, на что растратился? На профсоюзные собрания, на политинформации, на чужую диссертацию?», - спрашивает он себя и всех желающих слушать. В 90-е, поддавшись всеобщему энтузиазму и движению, Иван Маркович бросил насиженное место в НИИ и стал ездить на большие стройки по всему разваливающемуся Союзу. Реки коллекционировал, по его собственному выражению. Домой приезжал ненадолго, откормиться да отоспаться. Соскучившиеся дети скакали по нему, жена забирала их, уводила гулять, он вздыхал с облегчением. «Я ведь ради девчонок пошел работать вахтенным методом. Столько всего интересного появилось, столько всего хотелось им дать, купить. Как же так получилось, что на любовь сил не оставалось? Уставал сильно. Сейчас бы просто обнял, затискал, а тогда казалось правильнее быть строгим отцом. Что получила в школе? Почему? А в комнате почему такой беспорядок? Распустились, смотрю, без меня.» В какой-то момент оказалось, что семье проще и привычнее без него. Как-то они утрясались, притирались друг к другу без него, справлялись со всем сами. Он чувствовал себя медведем, который с большим трудом лезет в берлогу, наконец, влезает – и тут выясняется, что берлога не его. Девчачья какая-то, с рюшиками и пироженками. Где уж тут медведю развернуться?

С женой расстались спокойно, мирно и даже с какой-то благодарностью, что не мучили друг друга обвинениями и упреками. Старшей дочери на тот момент было уже 14. Вроде взрослая, вся из себя самостоятельная, ее оставлять было не так страшно. А младшенькой Женьке, родившейся в промежутке между постоянными поездками, тогда исполнилось всего 5. Она еще неслась с визгом, заслышав его шаги в коридоре, чтобы повиснуть на шее, залезть на руки, вжаться лицом в колючую отцовскую щеку. Она еще не видела в нем никаких недостатков. Еще не стеснялась говорить ему в трубку: «Папа, приезжай скорее, я так скучаю!» Еще дрыгала ногами и хохотала, когда он щекотал ее или подбрасывал в воздух.

Нет, он, конечно, приходил, приносил детям подарки, водил их в зоопарк и кино. Но дети так быстро растут, их вкусы меняются. Когда видишь своих дочерей раз в два-три месяца, каждый раз все приходится начинать с ними заново. Иногда на это не хватает сил. И тогда просто звонишь бывшей жене и предлагаешь ей деньги: «Купи там девчонкам, что им надо. Ладно? От меня.» А встречу откладываешь… на потом. И постепенно холодок в отношениях со старшей превращается в лед. Как его разбивать, чем растапливать, когда дочь уже красится и у нее, прости Господи, грудь, которую страшно задеть рукой? Ее не возьмешь на коленки, не купишь мороженное. Почему-то Ивану Марковичу казалось несправедливым приходить к одной дочери и не приходить к другой, поэтому с младшей он перестал общаться тоже. Обходился дежурными звонками и подарками к праздникам. Именно этого ему не могла простить старшая. Именно в этом упрекала, выплевывала ему обвинения в лицо, когда, спустя годы, неожиданно умерла жена, и он пришел к своим девочкам выяснять, как им жить дальше. «Ты нам тогда был нужен, когда Женька маленькая ревела, что ты не приходишь. А теперь зачем? Мы уже без тебя выросли. Сами справимся». Младшая молча красила ногти и не собиралась бросаться на шею к отцу. «Ну не нужен, так не нужен. Понадоблюсь – позвоните», - развернулся и ушел.

Он потом много раз проклинал свою мужскую гордость, проклинал и ничего не мог с ней сделать. Набирал знакомый номер и клал трубку раньше, чем ему отвечали. Все ждал, когда же он понадобится. Не выдержал только тогда, когда бывшая соседка рассказала ему, что у него родилась внучка. Купил огромного шоколадного медведя, кучу смешных и непонятных мелочей, совершенно необходимых по мнению продавщиц новорожденному ребенку и поехал. Вот ничего не изменилось за годы: ни цвет двери, ни звук звонка, ни запах в подъезде. Только вместо двух независимых строптивых девчонок - взрослые молодые женщины. И надо приноравливаться, искать тот угол зрения, в котором через незнакомые женские лица проглянут прежние детские мордочки, любимые и родные. Оказалось, что руки отлично помнят, как уместить на них маленького ребенка. И как прижимать к себе дочерей, сначала сопротивляющихся, но постепенно уступающих отцовским объятиям.

Потом младшая дочь тоже вышла замуж, народились и успели подрасти еще внуки. И стало заметно, что его дни идут на убыль. Хотя он еще держится молодцом, и забирает внуков из школы, и водит их в кино и в зоопарк, и выгуливает по утрам собаку младшей дочери, чтобы та могла еще полчаса поспать. Старается делать все, чтобы у его взрослых девочек был самый лучший в мире отец – надежный и сильный. Отец, который никогда от них не уйдет. Но лица его детей все больше расплываются, размываются, норовят превратиться в белесые пятна. Иван Маркович боится, конечно, подступающей слепоты, беспомощности и зависимости от детей. И не знает пока, что делать с этими страхами. Потому что нельзя ведь забежать вперед и заранее угадать, как оно там будет. Нельзя поставить эксперимент, а потом повторить его в жизни. Кому об этом знать, как не ему.

«Пап, привет, как у тебя дела?» - «Все хорошо, доченька. Как у вас?»

Юлия Волкова, семейный психолог, руководитель издательского проекта «Memobook»

Для того, чтобы истории вашей семьи или ваших близких тоже были опубликованы, достаточно прислать краткое сообщение, о чем ваша история и свои контактные данные (электронную почту или телефон) по адресу memo@memobook.com.ua

Назад Вернуться назад версия для печати версия для печати
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.


Warning: unlink(modules/auth/tmp/.thumbs) [function.unlink]: Is a directory in /var/www/html/new-most/www/new-most.info/system.fns.php(652) : eval()'d code on line 7
Ваше имя *
Ваш email   
Тема *
Комментарий *
Введите число *


В США создали туфли для селфи (ВИДЕО)

В Китае напечатали автомобиль на 3D-принтере (ВИДЕО)

Днепропетровцы просят власти не запрещать Деда Мороза (ВИДЕО)

На месте памятника Ленину днепропетровцы хотят видеть скейт-парк и новую карусель (ВИДЕО)

Жители Днепропетровска спасаются от непогоды: ходят «пингвинчиком» и получают спецнавыки (ВИДЕО)