проект most-dnepr.info

Архив

Подписки на рассылку
E-mail
Курс НБУ

Погода в Днепропетровске:



| LoveStory | 12:33 | 26.06.2015
Нелюбимая

Первый раз Влад сказал, что не любит ее, когда они прожили вместе месяца три, ну может, чуть больше. И Ксения считала, что это самые замечательные месяцы в ее жизни. До сих пор у нее не было таких мужчин. Да их и было, скажем честно, немного. Но Влад был такой свободный и легкий, он умел носить длинные волосы, которые даже путались у него как-то удивительно красиво, и галстук-бабочку. Он бегал по утрам и медитировал по вечерам. Он пел в душе песни «Аквариума», небрежно сыпал цитатами из Мандельштама и любил рассуждать о том, что дух французских импрессионистов можно постичь только после того, как сам посидишь в парижских кафе, бездумно разглядывая пеструю толпу. Когда Влад познакомил ее с родителями, Ксения услышала полушепотом сказанное: «Господи, сынок, но она же не из нашего круга. Она тебе совсем не пара!». Рядом с Владом она действительно чувствовала себя человеком второго сорта. Недостаточно изящной, недостаточно образованной, недостаточно остроумной, недостаточно… В общем, сплошные недостатки. Ксения очень старалась работать над собой, а пока смотрела на Влада влюбленными и робкими глазами.

По его губам скользила иногда легкая ироническая усмешка, когда Ксения выкладывала из сумочки «Кафку на пляже», которого носила с собой уже второй месяц, пытаясь освоить по дороге с работы и на работу, или когда она начинала рассказывать про то, как дела в ее бухгалтерии и какую сценку она видела сегодня из окна. Ей хотелось рассказать легко и весело, чтобы Влад заслушался ее, залюбовался ей, хотя бы похвалил за наблюдательность. Но эта его чуть заметная усмешка буквально замораживала слова у нее во рту. И фразы вываливались глупыми бессмысленными ледышками, которые оставалось только побыстрее вытолкнуть и убрать, пока они не растаяли в еще более безобразную лужу.

Она бы не смогла сформулировать, что не так в их отношениях. Вот вроде и заботливый, и внимательный, и нежный. Но это постоянное ощущение легкого холода, непреодолимой дистанции, едва ощутимого привкуса снисхождения… «Знаешь, тебе лучше не есть хлеба. С твоей комплекцией надо бы следить за фигурой», «Извини, я не поеду к твоим. Разговаривать мне с ними не о чем, а терять время просто так я не привык», «Чтобы выносить такие суждения надо бы иметь более солидный культурный багаж, чем у тебя. Или хотя бы для начала посмотреть мир чуть дальше огорода твоих родителей». Ксении казалось, что он справедлив, она даже с готовностью глотала постоянную дозу критики в своей адрес («Ну он же хочет, как лучше!», «Если он не будут говорить о том, что его не устраивает, как же я буду меняться?»). Еще в начале отношений Влад объяснил ей про зону комфортности и про то, что достичь чего-то в жизни можно только за ее пределами.

Он никогда ничего не говорил ей о любви, но Ксения была уверена, что это и не важно. В конце концов, он ведь сам предложил жить вместе, и даже познакомил ее с родителями. И, по извечной женской привычке, она потихоньку уже планировала их совместное будущее и подбирала имена для еще не рожденных детей. Поэтому слова Влада: «Знаешь, я не люблю тебя. Наверное, не имеет смысла нам оставаться вместе", брошенные почти небрежно, почти после вечернего секса, чуть не превратили Ксению в соляной столб. Она даже подумала было, что это он шутит так, и только, заглянув поглубже в глаза, убедилась, что нет. И остаться бы ей, как жене Лота, чтобы бесконечно вглядываться в исчезающее счастливое прошлое, но вместо этого пришлось метаться по комнатам, собирая свои вещи и поминутно их снова теряя, чтобы сейчас же, немедленно уйти. Конечно, Влад пробовал говорить, что это необязательно, и нет никакой срочности, и останься хотя бы до утра, но Ксения боялась, что до утра она просто не доживет. Или, что еще хуже, раздумает уходить и так и останется жить нелюбимой.

А потом она выяснила, что беременна. Ксения была почему-то уверена, что такие ситуации бывают только в кино. Крупный кадр. Пара расстается. Он говорит ей какие-то резкие слова. А она, глотая слезы, признается: «Знаешь, у нас будет ребенок!» или, опять же глотая слезы, уходит и растит ребенка в гордом одиночестве, и только через много лет встречает его, случайно, и он, наконец, понимает… ну и так далее. В жизни все оказалось проще и… некрасивее что ли. От растерянности Ксения позвонила матери Влада. Та выслушала, помолчала выразительно в трубку и пообещала уладить недоразумения. Ксения не рискнула выяснять, что именно она считает недоразумением – слова Влада или их будущего ребенка.

Как ни странно, Влад оказался хорошим отцом. Он обожал дочку, носил ее ночами на руках, пел ей песенки и целовал пальчики. Так они и жили: Влад, их (его!) дочка и где-то на периферии зрения Ксения. Последняя – в ожидании, что ее тоже полюбят, тоже пригласят в круг избранных. Иногда ей казалось, что вот буквально еще немного, еще чуть-чуть, надо еще капельку постараться… Наверное, все было бы проще, если бы она сама не любила Влада преданной собачьей любовью. Тогда они смогли бы быть просто друзьями, просто родителями чудесной дочери. Возможно, тогда они были бы даже счастливы. Но Ксения все ждала, когда ее полюбят, а тем временем радость и надежда уходила капля за каплей. Она набирала вес, неудачно стриглась и сама не любила себя.

Дочери было года два, когда она сильно заболела, и врачи посоветовали увести ребенка на все лето к морю. Ксения сняла комнатку почти у самой воды и целыми днями играла с дочкой, ловила с ней на мелководье юрких рыбешек, с удовольствием визжала, когда их накрывало соленой волной. Сын хозяйки, крепкий молодой парень с простецкой физиономией часто выходил на берег посмотреть, как они возятся вдвоем. Он с нескрываемым интересом рассматривал Ксеньины ноги и грудь, и от его взглядов становилось горячо и весело. Вечерами он иногда пек для них на углях рыбу или приносил из дома одеяло и укутывал обеих. Море, объятия дочери и тепло незнакомого человека наполняли жизнью, и Ксения не казалась себя больше толстой, неуклюжей и недалекой.

Сын хозяйки проводил их до поезда, спросил на прощание: «Может, еще останетесь?» - «Мы еще вернемся», - пообещала Ксения. Поезд мерно раскачивался, стучал, дочка уснула на коленях, и Ксения мечтала, как небрежно скажет Владу: «Знаешь, я, кажется, тебя больше не люблю», и уловит в его глазах… облегчение? отчаяние?

Юлия Волкова, семейный психолог, руководитель издательского проекта «Memobook»

Для того, чтобы истории вашей семьи или ваших близких тоже были опубликованы, достаточно прислать краткое сообщение, о чем ваша история и свои контактные данные (электронную почту или телефон) по адресу memo@memobook.com.ua

Назад Вернуться назад версия для печати версия для печати
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.


Warning: unlink(modules/auth/tmp/.thumbs) [function.unlink]: Is a directory in /var/www/html/new-most/www/new-most.info/system.fns.php(652) : eval()'d code on line 7
Ваше имя *
Ваш email   
Тема *
Комментарий *
Введите число *


В США создали туфли для селфи (ВИДЕО)

В Китае напечатали автомобиль на 3D-принтере (ВИДЕО)

Днепропетровцы просят власти не запрещать Деда Мороза (ВИДЕО)

На месте памятника Ленину днепропетровцы хотят видеть скейт-парк и новую карусель (ВИДЕО)

Жители Днепропетровска спасаются от непогоды: ходят «пингвинчиком» и получают спецнавыки (ВИДЕО)